Операция по чистке коленного сустава

Чистка коленного сустава операция цена

Операция по чистке коленного сустава

Многие годы пытаетесь вылечить СУСТАВЫ?

Глава Института лечения суставов: «Вы будете поражены, насколько просто можно вылечить суставы принимая каждый день средство за 147 рублей

Читать далее »

Эндопротезирование коленного сустава по мкб 10 (международной классификации болезней) может быть проведено в случаях:

НАШИ ЧИТАТЕЛИ РЕКОМЕНДУЮТ!

Для лечения суставов наши читатели успешно используют Sustalaif. Видя, такую популярность этого средства мы решили предложить его и вашему вниманию.
Подробнее здесь…

  • болезни опорно-двигательного аппарата (артриты, артрозы);
  • поражения сочленений из-за других заболеваний (подагра);
  • омертвения костных тканей из-за нарушения кровообращения в них;
  • опухолей, мешающих функционированию сустава;
  • переломов внутри сочленения.

Существуют следующие симптомы необходимости хирургии:

  • существенные повреждения суставных элементов, из-за которых двигательная активность сустава нарушена (невозможно совершить даже незначительные движения);
  • наличие болей интенсивного характера.

Наличие подобных жалоб – повод для проведения соответствующих исследований с возможным назначением хирургического вмешательства.

Показания к хирургическому вмешательству

Чтобы доктор назначил операцию на суставе колена, необходимы серьезные показания. Обычно к хирургии прибегают тогда, когда консервативная терапия бессильна. Оперативное вмешательство применяют при травмах колена. Это может быть перелом, разрыв связок, повреждение мениска.

Вторым показанием являются заболевания. Они могут быть воспалительными (артрит), деформирующими (артроз) и прочими. Такие патологии приводят к выраженной симптоматике и дисфункции сустава. На ранних стадиях с ними справляется медикаментозная терапия, но в запущенном случае без операции не обойтись.

Замена коленного сустава: показания

Редкая болезнь проявляется сразу, и заболевания костной ткани и сухожилий – не исключение. Если при наличии генетических патологий, сильных травм и ударов можно заподозрить «поломку», то в ряде болезней подозрений даже не возникает. Изношенность суставного компонента может наступить вследствие:

  • деформирующего артроза;
  • асептического некроза;
  • ревматоидного артрита;
  • остеоартроза;

Опасность дегенеративно-дистрофичных заболеваний — в их незаметности на ранних стадиях. При минимальных разрушениях боли практически нет, ее часто путают с усталостью мышц.

Наиболее успешным способом предотвратить прогрессирование болезни и избежать инвалидности в будущем – частичная замена коленного сустава.

В интернете есть видео, которые подтверждают безопасность и высокий уровень проведения артропластики.

Часто можно услышать: «кости ноют на погоду». В 85% это не «природный барометр», а симптоматика артрозных поражений начальных этапов.

Болезнь «съедает» здоровые хрящи с разной скоростью, в зависимости от уровня физической подготовки, иммунной устойчивости, сопротивляемости организма.

В первые несколько месяцев при своевременном обращении к терапевту ситуацию можно стабилизировать (не ликвидировать очаг, а остановить разрушительное движение). В любом случае терапия – не панацея, а только отсрочка.

Недоедание, стресс, вредные привычки – гарантия, что рано или поздно понадобится эндопротезирование суставного сегмента. На фото стадии артроза колена выглядят так:

Основные показания — сильная боль и тугоподвижность хряща, которые при медикаментозном лечении не ликвидированы. Решение о назначении вмешательства принимается совместно — врачом и пациентом. Насильно вести на операционный стол никто не будет, здоровье ваше, ответственность за него — тоже.

Когда проводят эндопротезирование

Вопрос о реализации эндопротезирования ставится тогда, когда речь идет о запущенном патологическом процессе в суставе:

  • Он гнется и вращается с трудом, с характерным скрипом и хрустом.
  • Во время ходьбы вверх и вниз по лестнице или по возвышенности в колене развивается нестерпимая боль.
  • На рентгенографическом снимке не видно просвета между суставами.

Врач-ревматолог Павел Евдокименко расскажет о причинах, симптомах и способах лечения артроза коленного сустава:

Полная потеря функций случается при следующих проблемах:

  1. Артроз.
  2. Травмы.
  3. Развитие остеонекроза и т.п.

Все эти нарушения предполагают реализацию эндопротезирования коленного сустава.

Артроскопическая санация сустава: суть и особенности

Оперативный метод дает возможность проникнуть в сустав, изучить его и сразу начать лечение, при необходимости. С помощью эндоскопического инструмента, врач входит в сустав, который до этого заполняют стерильной жидкостью.

Артроскопическая санация коленного сустава представляет собой малоинвазивную хирургическую операцию, которая устраняет не только боли, но и саму причину заболевания, возвращая человеку радость движения.

Артроскоп имеет систему волокон и оптических линз. Кроме этого, он оснащен встроенной видеокамерой. С помощью артроскопа врач на мониторе исследует патологические процессы в полости сустава. Внутренний осмотр позволяет выявить даже малейшее нарушение, такое состояние не показывают рентгенографические снимки.

Помимо этого, в процессе осмотра врач может незамедлительно принять меры по ликвидации причины заболевания.

Артроскоп выпускают разных размеров, для коленного сустава, как правила используют аппарат с диаметром 5 мм.

Особенности методики

Артроскопия коленного сустава представляет собой исследование хирургического характера, в его ходе специалист в полость сустава вводит специальный инструмент – артроскоп. При помощи этого эндоскопического аппарата проводят диагностику и лечение колена.

Такое исследование появилось в хирургии ещё в 60-е годы. За это время оно получила самые хорошие отзывы от специалистов, т.к. является вполне простой процедурой осмотра проблемного сустава.

К тому же сейчас все артроскопические процедуры проводятся в течение одного стационарного дня. После артроскопической санации коленного сустава пациент может в скором времени отправляться домой.

Наблюдение и реабилитация после такого вмешательства происходит уже амбулаторно и дистанционно.

Самый важный плюс артроскопии заключается в том, что во время диагностического исследования врач сразу же может перейти к проведению артроскопической операции на коленном суставе, если в этом будет острая необходимость. Такое оперативное мероприятие тоже имеет свои «плюсы»:

  1. минимальное травмирование сустава;
  2. великолепный косметический эффект, т.к. нет никаких крупных разрезов;
  3. снижение болевых ощущений;
  4. быстрое восстановление после такой пластики;
  5. артропластика коленного сустава не требует наложения гипса.

Методика артроскопии

Артроскопия коленного сустава проводится через два прокола. В один из них вводят артроскоп, транслирующий через оптическую систему изображение на монитор.

Внутрь сустава по артроскопу вводится физиологический раствор, который раздувает суставную полость и позволяет провести ее тщательный осмотр изнутри.

Второй прокол служит для хирургических манипуляций, через него вводят различные инструменты. Чаще всего артроскопия проводится под спинномозговой анестезией.

В зависимости от локализации и характера повреждений выбирается тот или иной хирургический метод лечения:

Источник: //artrit.asustav.ru/lechenie/chistka-kolennogo-sustava-operacziya-czena/

Виды операций артроскопии коленного сустава, показания к проведению

Операция по чистке коленного сустава

Применение артроскопических операций на коленном суставе широко распространено с целью диагностирования суставных патологий различного характера, а также проведения артропластики при запущенных формах остеоартрозов, которые деформируют колено, выправления смещенного мениска или наколенника и иных форм хирургического вмешательства. Процедура относится к малоинвазивным типам вмешательства: чтобы ее сделать, нет необходимости в создании открытых массивных швов.

Часто ее назначают пациентам с симптомами поздних стадий заболеваний опорно-двигательного аппарата дегенеративного типа и тем больным, которые продолжительное время игнорировали обращение к врачу или пытались исправить положение народными средствами. Артроскопическая процедура делается не только на суставах конечностей, но и на позвоночном столбе (спинальная), позволяя проводить исследование функций позвонков и корешков спинномозговых нервов.

В связи с этим пациентов интересует получение информации, освещающей особенности данного типа операции: сколько она стоит, сколько длится, под каким наркозом обычно делается, какой антибиотик и как применяют после проведения артроскопии, что делать, если после артроскопии болит колено.  Рассмотрим артроскопию коленного сустава: операцию, осложнения, последствия.

Так проходит операция на суставном сочленении при гемартрозе

Цели артроскопии

В диагностических целях артроскопия назначается в тех случаях, когда нужно дифференцировать некоторую патологию от других заболеваний со схожей симптоматикой и когда это затруднительно сделать на основании жалоб больного и таких методов, как рентгенография и магнитно-резонансная томография. Обычно она проводится для следующих целей:

  • Взятие образца тканей (например, при подозрении на опухоль), который будет отправлен на гистологическое исследование или на биопсию.
  • Изучение состояния тканей (связочного аппарата, мышц) или мениска.
  • При проблемах с диагностированием при болезненности в суставах неясного происхождения, затруднениях при разгибании колена.

Показаниями к проведению процедуры с лечебными целями являются:

  • Необходимость резекции мениска.
  • Разрывы связок и сухожилий (в таком случае при артроскопии будет проводиться их пластика).
  • Вывих надколенника.
  • Удаление не подлежащих восстановлению участков тканей при травматических повреждениях.
  • Ревматоидные артриты.
  • Санация внутрисуставной полости, а также чистка ее от осколков хрящевой и костной ткани и чужеродных образований (в случае их наличия) при переломах. Санация проводится при воспалениях суставов. Во время процедуры удаляются гнойные образования и серозная жидкость, вводятся антимикробные препараты.

Вмешательство в сустав и используемые хирургические инструменты

Возможности артроскопии

Проведение данной процедуры подразумевает малоинвазивное вмешательство через небольшие надрезы, при этом содержимое суставной полости вместе с инструментами и действиями хирурга отображается на специальном экране, что дает возможность тщательно изучить полость сустава.

Процедура позволяет четко выявить локализацию и характер патологии, степень ее выраженности, и, основываясь на этих данных, построить терапевтическую схему.  Также она предоставляет возможность взять образцы тканей для проведения лабораторного анализа и исследовать степень патологического процесса с помощью прощупывания зондом.

Артроскопом можно выполнять широкий спектр хирургических операций.

Оперативное вмешательство сверху и слева в разрезе

Как устроен артроскоп

Аппарат состоит из серии линз, организованных внутри его корпуса, и объектива. Выпускаются устройства с разными углами наблюдения, каждое из которых удобно в определенной категории случаев.

Аппараты с углом 70 градусов обеспечивают качественную визуализацию боковых сторон и удобны для операций и осмотров, требующих хорошей видимости сзади, например при изучении задней части надколенника.

Устройства с углом 30 градусов акцентируют внимание на том, что находится перед экраном камеры.

Помимо самого артроскопа в операции применяются следующие инструменты и техника:

  • Троакар – инструмент, которым прокалывают ткани.
  • Кран с ручкой, присоединенный к канюле, – посредством него вводятся растворы для санации.
  • Трубки (для введения раствора и для оттока ненужных жидкостей).
  • Режущий инструмент для удаления затронутых дегенеративным процессом участков хряща.
  • Щипцы для резекции мениска.
  • Зонд для проведения манипуляций в полости сустава.
  • Экран, на который подается картина хода операции.
  • Насос, закачивающий растворы в полость сустава.

При проведении лечебного и диагностического вмешательства применяют экран, позволяющий отследить внедрение инструментария и ход действий

Диагностическая артроскопия

Такая процедура позволяет дифференцировать заболевания с похожими симптомами или с широким набором возможных симптомов, а также заметить ту или иную патологию на раннем этапе ее развития.

При проведении процедуры в районе щели сустава делают несколько маленьких надрезов кожи и подкожной клетчатки (длина каждого — около полусантиметра), в которые вводится артроскоп с работающим генератором освещения. Околосуставные ткани, освещаемые артроскопом, отображаются на экране.

Врач демонстрирует на муляже, как проводится диагностика с использованием артроскопа

Как происходит осмотр

Подготовка к операции начинается за несколько дней (5-6) до предполагаемого дня проведения: больной перестает принимать препараты, разжижающие кровь или препятствующие ее свертыванию.

 Если у пациента имеется аллергия на определенные виды анестетиков, он должен предупредить об этом лечащего врача.

За сутки до проведения процедуры пациент подготавливается особенно внимательно: последний прием пищи должен быть не позднее 18 часов, а прием жидкости – до 23 часов днем, предшествующим процедуре.

Пациенты часто интересуются, сколько времени занимает процедура артроскопии. В большинстве случаев продолжительность составляет около часа. В случае артропластических операций и иных видов вмешательства, направленных на соединение поврежденных тканей, она будет несколько больше.

Обезболивание может проводиться эпидуральным способом, местно или посредством общего наркоза. Вещество подбирается с учетом индивидуальной реакции пациента на те или иные виды анестетиков. Распространенным вариантом является препарат «Мидокалм». Перед проведением процедуры над коленом накладывают жгут с целью снижения кровотока. Дальнейшая последовательность действий выглядит так:

  • Обрабатывают колено антисептиком, делают надрезы. Вставляют в них инструменты: артроскоп, зонд для прощупывания структуры тканей и трубку, через которую вводятся растворы для промывания и антисептической обработки суставной полости.
  • Вводят зонд в переднюю медиальную часть надколенника и оценивают текстуру хряща, выявляя деструктивные изменения, отмирание тканей, аномальные разрастания.
  • Изучают состояние карманов (в том числе места, куда крепятся связки), обследуют на предмет аномальных образований, геморрагических явлений.
  • Согнув колено под углом 150 градусов, обследуют центральную часть мениска и локализующуюся в этом районе щель.
  • Для осмотра задней части, в частности крепящихся там связок, с применением зонда нужно согнуть сустав под углом 100 градусов.
  • По окончании осмотра удаляют инструменты, выкачивают жидкость, вводят антисептический раствор. Сустав перевязывают. Через четверо суток повязку можно снять – тогда разрезы заделывают лейкопластырем, а на сустав накладывают давящую повязку.

На правом колене была проведена эндоскопия, теперь пациент отправляется на восстановительный период

Лечебная артроскопия: санация суставной полости

Такую процедуру проводят в тех случаях, когда диагностическое обследование свидетельствует о присутствии нежелательных образований, от которых стоит почистить сустав (хрящевых осколков, кристаллов солей мочевой кислоты, хлопьев фибрина и др.

) и которые провоцируют боли и уменьшение объема движений. Часто ее используют при ревматоидном артрите.

Санационное воздействие заключается во введении посредством насоса специального раствора, который затем вместе с нежелательными элементами выводится через отточную трубку. Далее полость обрабатывают антибиотическим средством.

После проведения этого вида воздействия больные часто отмечают ликвидацию отечности и болевого синдрома. Кроме того, оно значительно снижает потребность в пероральных медикаментах, создающих большую нагрузку на печень.

Здесь происходит работа с пациентом с артрозом обоих коленей

Артроскопия связок

Суть данной процедуры состоит в восстановлении структуры и функционирования повредившихся элементов связочного аппарата с помощью имплантатов, которыми могут служить сухожилия подколенной мускулатуры или гипоаллергенные искусственные образования.

Для крепления используется биологически резорбируемый (саморастворяющийся) материал. Задачей хирурга становится создание конструкции, наиболее соответствующей свойствам здоровых связок. Процедура часто применяется при повреждениях связок, обусловленных спортивными травмами и растяжениями.

Наиболее подвержена таким явлениям передняя крестообразная связка.

Артроскопическая резекция мениска

Данный вид операции ставит целью удаление поврежденных участков мениска, возникающих после механических травм. Такое повреждение сопряжено с очень ярким болевым синдромом. Травмы мениска могут носить разный характер. Они бывают оскольчатыми (при раздроблении сустава), поперечными, продольными, лоскутными. Также может иметь место неполный раскол.

Во время процедуры делают два-три маленьких надреза, в которые внедряется артроскоп. Проводится промывание антисептческой жидкостью.

Помимо резекции возможно также соединение фрагментов поврежденного мениска (в том случае, если повреждения невелики) или его полное удаление.

  При отсутствии осложнений пациента после резекции выписывают через день-два.  После удаления мениска на конечность накладывают шину.

Реабилитация

Часто больные хотят узнать, как скоро они могут вернуться к привычному образу жизни. Обычно время восстановления составляет два-три месяца. В определенной мере оно индивидуально вариабельно и зависит от тяжести дооперационного состояния и соблюдения рекомендаций докторов.

В первую неделю реабилитации пациенты получают антибиотики, гепарин и вещества, препятствующие свертыванию крови (для предотвращения тромбозов). Нога выпрямляется и держится в этом положении, на колено рекомендовано прикладывать лед.

Сгибаться и разгибаться конечность начинает на второй день после процедуры, при этом амплитуду движений наращивают аккуратно и постепенно. Начинают понемногу вводить физические упражнения – сначала из положения лежа. В зависимости от самочувствия пациента ему могут назначить анальгетики.

После выписки из стационара пациент продолжает выполнять упражнения ЛФК по врачебным инструкциям. Спустя месяц после процедуры ему назначают курс физиотерапии.

Противопоказания к проведению артроскопии

Нельзя проводить этот вид вмешательства при:

  • Обострении ревматоидного артрита.
  • Инфаркте миокарда и инсульте. Пациент, у которого в анамнезе был такой диагноз, должен принести справку от кардиолога, подтверждающую, что состояние здоровья на текущий момент допускает малоинвазивное хирургическое вмешательство.
  • Тяжелых психиатрических заболеваниях.
  • Острых септических инфекциях.
  • Декомпенсированной форме сахарного диабета.
  • Тромбофлебите.

Осложнения после артроскопии

Осложнения у больных, перенесших артроскопию, присутствуют редко. Основное влияние на их развитие оказывает невнимательное отношение самих больных к реабилитационным рекомендациям. Например, они слишком рано начинают пытаться ходить по лестнице или недостаточно контролируют плавность движений. Основными негативными последствиями являются:

  • растяжение связок из-за резких или неаккуратных движений;
  • развитие инфекционного воспалительного процесса (во избежание оного пациент несколько дней после процедуры получает антибиотики) из-за нарушения правил антисептики;
  • кровоизлияние в полость суставного сочленения;
  • тромбоэмболические явления;
  • септические явления тканей вокруг шрамов;
  • реакции на наркоз (тошнота, мигрень), исчезающие по прошествии двух-трех дней;
  • Опухание и отек области сустава.

В целом, артроскопические процедуры являются эффективным средством диагностики, позволяющим определить патологии с размытой клинической картиной. С использованием данного инструментария также проводится широкий спектр малоинвазивных операций, быстро возвращающих функциональность сустава, что видно, в том числе, на примере профессиональных спортсменов.

Источник: //LechiSustavv.ru/lechenie/operatsii/10880-operatsiy-artroskopii-kolennogo-sustava.html

Артроскопия коленного сустава – отзыв

Операция по чистке коленного сустава

Всем доброго времени суток!

Я искренне буду рада, если Вам не предстоит пережить то, что пришлось пройти мне. Да, если быть совсем откровенной, то я это переживаю и по сей день..

Думаю, что стоит начать отзыв на эту операцию с самого факта получения травмы. А их было 2:

  • в 2012 году на меня упало 650 кг(!!). Если быть точнее – на меня упала корова. Лирических отступлений, с подробностями не буду писать, но скажу, что это была производственная травма:) я работала зоотехником.
  • в 2015 году на соревнованиях по пауэрлифтингу я себе “порвала” колено.

И 2015 год стал точкой отсчета в моей не легкой истории. Когда прошла острая боль- колено практически не беспокоило, и так продолжалось до весны-лета 2017 года.

Не исключаю тот факт, что это было еще обусловленно тем, что в феврале 2017 года я рвала себе связки на правой ноге (голеностоп), и в начале июня 2017 года я порвала себе ахилл на той же, правой ноге. И естественно, на левую ногу с больным коленом приходилась бОльшая нагрузка, так как ходила на костылях.

Летом 2017 года моя нога выглядела так:

Я носила наколенник средней жесткости (по рекомендации врачей). Боли были приличные, но потом выяснилось – что все это было лишь тем, что можно назвать “умеренные боли”.

В таком формате я прожила до конца осени 2017 года, и перешла на костыль, ибо ходить на работу без него, я уже не могла.

В качестве фиксатора колена носила ( и до сих пор ношу) вот такой вот бинт. Это не эластичный бинт, а бинт повышенной фиксации с большим натяжением и количеством резиновых “нитей”. Спортивный проф. экипировочный бинт, оставшийся еще со времен спорта и железа.

С наступлением нового 2018 года – мне было совсем не радостно. Никакие болеутоляющие мази мне не помогали! таблетки кеторола в лошадиных дозах не справлялись, и к ним добавились уколы. Вот этот “коктейль” + 2 пачки кеторола растягивался обычно на неделю. Ужас!

И примерно так выглядели мои бедра от уколов..

Я возвращалась домой после работы, и со своим верным железным помощником (костылем) вместо 15 минут тратила 40 минут..

Я девочка терпеливая, но по ночам будила соседей по квартире нечеловеческим воем, и считала дни до операции…

ПОДГОТОВКА К ОПЕРАЦИИ

Подготовка к операции была для меня квестом. К сожалению, через эту ничем не убиваемую бюррократию с вечными бумажками – проходит почти каждый, хоть единожды в жизни.

Из разряда “вот возьмите результаты всех анализов, но помнмите, что пока выбиваете направление на этот – у вас закончится по срокам первый” и т.д…

Из справок мне нужно было собрать за месяц (одобрили квоту быстро, и дату госпитализации назначили на срок через 3.5 недели) следующее:

  1. Справка об осмотре гинеколога
  2. Справка об осмотре и санации от стоматолога (был зуб с пульпитом, но удалять перед операцией нельзя было)
  3. ЭКГ
  4. ФГДС (направление еле-еле получила, обивая пороги)
  5. Справка от окулиста
  6. Справка от инфекциониста
  7. ФЛГ + рентген легких
  8. рентген ноги
  9. мрт
  10. общие анализы крови, мочи
  11. анализ крови на свертываемость
  12. анализ крови на ВИЧ, гепатиты и сифилис.

Чем меня так порадовал сбор документов? Тем, что на тот момент у меня не было возможности сделать за деньги МРТ, а поликлиника предоставляла на конец мая месяца , что мне уже было и не нужно.

Эта же история произошла с последним пунктом – направление на кровь мне дали за 14 дней до госпитализации, и если общий анализ крови был готов почти сразу, то ИФА на ВИЧ – делается в другой лаборатории и более долго.

Врач, смеясь, говорил о том, что “мол подумаешь, будет готова твоя кровь 29 апреля”. Не смотря на то, что 25го я ложилась в больницу, а по итогу 27го апреля уже прооперировали…. Мне было не до смеха.

Я жила в этих очередях, меня этот врач “вел” не первый день, и слышать такое было дикостью.

Позвонив в больницу, мне объяснили, что быстрее примут с плохимм анализами, чем без них вообще! Меня спасло только то, что я кадровый донор крови, и то что я привезла в приемный покой заверенные справки об отсутствии инфекционных заболеваний, заверенные станцией переливания крови.

ГОСПИТАЛИЗАЦИЯ. Ожидание и реальность

Сразу оговорюсь, что ложилась я в больницу не “в первую попавшуюся”, а в достаточно известную. И как казалось тогда – в очень профессиональную в этом вопросе. Я не буду озвучивать в отзыве ни названий, ни фамилий, так как это не только противоречит правилам этого сайта, но и отзыв, по сути о самой операции.

Итак, что мне обещали врачи:

  1. быстрая реабилитация
  2. устранение причин боли
  3. срок госпитализации – не более 3-5 дней.

Что было выполнено из трех пунктов? НИ-ЧЕ-ГО! Не убили и на том спасибо.

Подготовка к операции длилась три дня. И самое запоминающееся – это разговор с анестезиологом. Я девушке-врачу еле-еле объяснила про наличие протрузий в спине (как позже оказалось – и грыж), и что эпидуральный наркоз мне катострофически противопоказан. Так-же рассказала об апноэ, и про прочие штуки в анамнезе…

Меня чуть ли не уговаривали на эпидуральный наркоз, к слову, рентген спины сделали только после выписки. Пришлось подписывать отказ и мне был проведен общий 1.5часовой наркоз, после которого я могла и не проснуться.

Операция, со слов врачей прошла успешно. На третий день в больнице мне сделали артроскопию, и поставили вот такой дренаж:

К сожалению, без подписей фото не сохранилось, так как вела дневник пребывания в больнице:) все дни – это с момента госпитализации, а не операции.

Первый день после операции жутко болела нога. Но желание спать после наркоза – брало верх.

Вот такая отекшая была нога на второй день после операции. И это был один из самых страшных дней в больнице.

Дренаж из ноги мне сняли БЕЗ АНЕСТЕЗИИ. И поверьте, это больно. Нет, это БЕЗУМНО БОЛЬНО!

Нога была отечная, с полной атрофией мыщц. Пришел врач, который делал мне операцию и “обрадовал” меня и мою маму тем, что они мне перерезали нервный пучок, аргументировав это “человеческим фактором”. Сказал, что изначально травма была действительно разрывом мениска и образовавшимся телом Гоффа, а не повреждением связки ПКС. Поэтому ортез мне носить не нужно.

На следующий день мне назначили занятия на артромоте. Очень радовало, что врач ЛФК понимала что и как, так как она сама была спортивным тренером:)

Еще один минус – у меня гноились швы! Так как перевязки приходилось выпрашивать в прямом смысле этого слова..

Разрабатывать ногу нужно было с нуля. После операции вердикт – 85% атрофированных мыщц, отсутствие нервного и мышечного импульса, но через силу вы должны сесть, извините.

И я под присмотром врача ЛФК, через литры слез и боли начала ходить по ступенькам. Через пару дней было видно, как напрягается квадрицепс… немноооожко, но все-же это лучше, чем ничего. Через неделю после операции я смогла сделать так! и я была счастлива!

Операцию мне сделали 27 апреля, выписали из больницы 8 мая. Отдав ворох документов и снимков..

НАЧАЛО РЕАБИЛИТАЦИИ

Помните про быструю реабилитацию и про три обещанных дня? Мне обещали, что через две недели на костылях я смогу выйти на работу… смех, да и только!

Мне долго не могли назначить физиотерапию, так как отек совершенно не хотел спадать. В первые недели после операции я столкнулась со следующими проблемами, на которые врачи, к большому сожалению, разводили руками:

  • у меня не сходил отек
  • мне не могли дать точного ответа, какими нитями меня шили внутри (от этого зависело дальнейшее лечение)
  • нога начала “хрустеть” и “клинить” (ДО операции этого не было!)

Перед выходом на реабилитацию, кстати, шрамики выглядели так:

Месяца полтора я отходила на двух костылях, и мне назначили “как только так сразу” двухнедельный курс физиотерапии. Я ходила на магнит. К сожалению, улучшений это не дало.

Потом, я перешла на один костыль, и спустя еще месяц, не смотря на боли в колене меня выписали на работу, так как с таким диагнозом держать долго не могут. А поставили мне тогда ошибочный гонартроз 1 ст. Причем, с этим же диагнозом на поликлинику меня выписывала именно больница..

на работе

Работать в таком состоянии я не могла, так как оперированная нога стала отекать и дичайше болеть!( Пришлось увольняться!!!

ПОСЛЕДСТВИЯ

  • Сейчас, спустя больше года после операции – нога часто болит
  • Часто ногу клинит в одном положении, или она может неконтролируемо согнуться
  • Нога болит больше, чем после операции
  • Приходится очень часто ходить в фиксаторе, и даже иногда беру костыль
  • о физических нагрузках приходится мечтать, и о каблуках тоже
  • 1 февраля 2019 года я сделала МРТ и узнала…ЧТО ВЫРЕЗАННЫЙ МЕНИСК НА МЕСТЕ, И ТЕЛО ГОФФА ТОЖЕ!
  • На обращение в клинику узнала, что лечащий врач уволился, а клиника не дает гарантий на операции. И могут сделать еще одну, но за деньги.
  • Пока что никто не берется за исправление чужих ошибок, так как по бумагам – все удалено, а по факту…

Операцию все же я рекомендую, но если Вам нужно ее делать, то более внимательно выбирайте врача! По поводу косметики – мне повезло, имею на коленке лишь пару едва заметных “крестиков”. Иногда, без операции – никуда. Я научилась ходить без костыля и не жить “от укола до укола”, но увы, полностью от проблемы меня это не избавило.

Желаю ВАМ здоровья! Спасибо, что заглянули ко мне в отзыв!

Источник: //irecommend.ru/content/kak-ya-proshla-9-krugov-ada-podrobnyi-otzyv-pro-vse-chto-predstoyalo-perezhit-ozhidanie-vs-z

Артроскопия коленного сустава

Операция по чистке коленного сустава

Главный детский кардиохируг Тюменской области Кирилл Горбатиков проводит 120–150 операций в год. Вес его пациентов нередко исчисляется граммами, а их сердца по размеру сравнимы с куриным яйцом. Маленькие пациенты со сложными врожденными пороками попадают на операционный стол в первые часы своей жизни.

Еще несколько десятков лет назад такие дети считались неоперабельными и безнадежными. Сейчас — по-другому. Почему, несмотря на это, некоторые родители рвутся в зарубежные клиники и причем тут бизнес? Какие операции действительно до сих пор не проводят в России и как это изменить? На эти вопросы ответил редакции “72.

ру” заведующий отделением врожденных пороков сердца и детской кардиологии ОКБ № 1 Кирилл Горбатиков.

пресс-служба ОКБ № 1

— Кирилл Викторович, из-за чего развиваются пороки сердца?

— На самом деле твердого и однозначного мнения на этот счет нет. До недавнего времени считалось, что причина — в вирусных инфекциях, которые женщина переносит на 3–5-й неделе беременности. Большие исследования в этой области провели французы.

Тотальная вакцинация беременных женщин, которую они применяли, возымела положительный эффект. Стали рождаться дети с гораздо меньшим количеством воспалительных изменений сердечной мышцы, но число пороков сердца не снизилось. Глобальные исследования провели и американцы.

Ими были взяты одни из самых благополучных мест на планете и не очень пригодные для жизни — такие, как Зимбабве, где люди живут в картонных коробках и зачастую инфицированы ВИЧ.

В итоге количество детей, рожденных на свет с врожденным пороком сердца, было константно одинаково — 8,15 на 1000 рожденных живыми везде. Теперь считается, что пороки сердца — это спонтанные мутации человечества, которые существовали всегда.

Количество их стабильно — оно не уменьшается и не растет. Раньше считалось, что пороков сердца меньше, потому что не было диагностики и дети умирали в раннем возрасте, либо сразу после рождения. В отчетах тогда писали «умер» без указания причин. Когда большой прогресс получила неонатология (наука о новорожденных детях.

— Прим. ред.), уровень диагностики пороков сердца поднялся до 100%. Наблюдения проводятся внутриутробные и сразу после рождения. Во многом именно это позволяет нашим пациентам дожить до хирургии.

Дело в том, что при некоторых пороках сердца продолжительность жизни ребенка после рождения исчисляется часами, если ничего не сделать.

— Когда выявляются пороки сердца?

— Тяжелые пороки сердца — такие, как отсутствие левого желудочка, видно уже на 14-й неделе беременности. Более тонкие пороки — на 18–20-й неделе. Во время УЗИ на 20-й неделе беременности уже видно всё.

— Многие родители не хотят оперировать детей в России — это стереотип или оправданный выбор?

— На самом деле есть случаи, когда действительно нужно ехать за рубеж. В России не делают пересадку сердца маленьким детям. При этом есть пациенты, которым необходима такая операция.

Это порок развития самой сердечной мышцы, когда ее нет, либо это следствие операций, когда вместо двух желудочков сердца у ребенка остается один. В таких случаях делаются поэтапные операции, ребенок живет, но плохо, и чтобы он выжил, требуется пересадка сердца.

Не делают в России и пересадку комплекса «сердце-легкие». Несомненным лидером в проведении таких операций является Израиль.

Мы не делаем такие операции не потому, что не умеем или не хотим — у нас просто нет законодательной базы для этого. Ведь для пересадки сердца ребенку нужно взять сердце у другого ребенка, и тут возникает огромное количество проблем.

Слава богу, в России за последние десять лет наладились пересадки почки и сердца взрослым пациентам. Были громкие скандалы, аресты в операционных и задержания врачей. Многие хорошие специалисты тогда говорили, что свобода дороже, и не хотели заниматься операциями по пересадке органов.

Но теперь законодательная база появилась, ситуация устаканилась, но только у взрослых.

Для проведения операции по пересадке сердца у детей законодательной базы нет. Если я умирающему ребенку пересажу сердце другого, уже погибшего малыша, то надолго отправлюсь в тюрьму. В России не пересаживают детские сердца.

Остальные операции делают в нашей стране, и поездки за границу — это желание родителей: «Вот мы хотим там». Мало кто знает, что некоторые зарубежные клиники платят родителям отступные.

Благотворительные фонды собирают деньги для лечения детей, переводят на счет клиник, а те в свою очередь из этой суммы оказывают родителям определенную финансовую помощь — так называемые отступные. С точки зрения помощи пациенту там ничего особенного нет — это просто бизнес.

Знаю, что такие клиники работают в Германии. Родители едут туда прооперировать своего ребенка и немножко заработать. Что есть, то есть.

— Как вы думаете, когда в России могут разрешить пересадку сердца детям?

— Этот вопрос обсуждается уже лет десять, но пока — воз и ныне там. В России возможна лишь пересадка сердца подростку, когда пациенту 15–17 лет.

— Есть ли случаи, за которые вы сами не беретесь и отправляете к другим специалистам?

— Нет, мы оперируем весь спектр пороков, которые существует.

Между центрами детской кардиохирургии в России существует негласное джентльменское соглашение: если ребенку нужно несколько операций на сердце, то они проводятся в одном учреждении.

Нередко родители хотят, чтобы операцию провел определенный хирург. Например в Новосибирске оперирует Юрий Горбатых — мировой величины детский кардиохирург. Если родители говорят: «Мы хотим к нему», им никто не препятствует.

Оформляется квота, и люди едут. Другой вариант — миграция. Если первую операцию сделали в Тюмени, то вторую посоветуют провести там же, ведь врачи уже знают пациента и его особенности.

— Как часто вы сталкиваетесь со случаями, когда ребенка нужно оперировать в первые часы его жизни?

— Из восьми детей, рожденных с пороком сердца, примерно пяти требуется операция в первые дни или даже часы после рождения. В противном случае дети умирают. Дело в том, что когда ребенок рождается, у него изменяется кровообращение — он начинает дышать сам.

Зачастую в утробе матери малыш с пороком сердца чувствует себя неплохо, но когда он начинает жить самостоятельно, порок сердца выходит на первое место.

Он не позволяет крови обогащаться кислородом, поэтому нужно принимать быстрые решения и, слава богу, теперь эти операции — не подвиг, а работа в потоке.

Все женщины, которым во время беременности сообщают о пороке сердца у ребенка, рожают в одном месте — в перинатальном центре в Тюмени. Между их специалистами и нами налажена круглосуточная связь и обеспечено круглосуточное дежурство.

Когда рождается ребенок с пороком, то ему сразу ставят поддерживающий препарат и быстро доставляют к нам, а мы уже занимаемся и, при необходимости, оперируем. 80–90% всех пороков должны быть скорректированы в первый год жизни. 10–15% — это пороки, которые сразу не нужно хватать. Либо они пройдут сами, либо операция потребуется позже.

Тогда ребенку проведут операцию без разреза и тяжелого наркоза — эндоваскулярно. Схема такая: ребенок поступает в больницу, на следующий день ему проводят операцию и через сутки отправляют домой. Все.

— Какие самые тяжелые пороки сердца?

— Это гипоплазия левых отделов сердца — когда у ребенка нет левого желудочка, нет восходящей аорты, работает только правый отдел. При таких пороках операции делаются только паллиативные, чтобы ребенок выжил, но здоровым он не будет никогда. У таких пациентов нет половины сердца, функции левого желудочка берет на себя правый. Таким детям в жизни предстоит как минимум три операции.

Подобные пороки — это цепь паллиативных операций. Все эти дети — глубокие инвалиды. Кто-то умирает в семь лет, кто-то — в пять, кто-то — в два года, а кто-то — в возрасте трех месяцев. Несчастные родители.

Выписываешь ребенка после операции, родители говорят: «Огромное вам спасибо», а ты отвечаешь: «Не за что», потому что неизвестно, что лучше в таких случаях — гибель малыша или спасение.

— Большинство ваших пациентов лет 10–20 назад считались безнадежными?

— Скачок произошел в начале 2000-х, когда появились технологии. Сама хирургия не поменялась — руки остались те же. Нельзя сказать, что до этого было все плохо, а сейчас мы придумали, как проводить операции, и теперь все будут здоровы. Нет, таких революций в медицине не произошло.

Но появилась медицинская аппаратура, которая позволила оперировать детей безопасно и выхаживать совсем маленьких пациентов. Раньше родителям таких малышей действительно говорили: «Извините, но мы ничего не можем сделать». Именно технологии позволили хирургам браться за пациентов, которые раньше считались неоперабельными.

К примеру, сейчас вес самого маленького ребенка, который находится в нашей реанимации, составляет 1700 граммов, а самого большого — 2900.

— Как быстро ваши пациенты восстанавливаются после операций, и от чего это зависит?

— Маленькие пациенты восстанавливаются дольше. В остром постоперационном периоде чем меньше вес ребенка и его возраст и чем больше у него сопутствующих заболеваний — тем дольше он восстанавливается и находится в реанимации.

— Многое ли зависит от последующего ухода за прооперированными малышами?

— Я бы сделал вот такую разбивку — правильная и вовремя сделанная безопасная операция — это 20% успеха. Прибавим сюда еще 20%, которые составляет адекватная защита операции — это наркоз, искусственное кровообращение.

Оставшиеся 60% — это постоперационное ведение в реанимации. Дело в том, что операция на сердце с искусственным кровообращением — это космический корабль.

Во время ее проведения ребенок не дышит, и его сердце не работает — все это делает оборудование.

После хирургического вмешательства нужно, чтобы сердце заработало с адекватным давлением и ребенок начал нормально дышать. Все это делается поэтапно. Если бы дети болели только врожденными пороками сердца, это была бы мечта детских кардиохирургов. К сожалению, такое бывает лишь в 5–10% случаев.

У 90% детей с врожденными пороками сердца есть проблемы с другими органами. Наши пациенты часто являются недоношенными, у них маленький вес и недоразвитые почки, кишечник и легкие. Сердце мы починим, а все остальное нужно выходить и адаптировать к новым условиям.

Это все равно, что сделать двигатель, а всю ходовую не трогать в надежде, что и так поедет. Не поедет или поедет, но ненадолго.

— Как вы переживаете случаи, когда не удается спасти маленького пациента?

— Мы все живые люди и родители. Я всегда стараюсь максимальное количество времени потратить на беседы с родителями, потому что они зачастую находятся в неведении и страхе от прочитанного в интернете. По российскому законодательству сейчас мы можем пускать родителей в реанимацию — это хорошо. Раньше это было запрещено. Мы очень жалеем и всегда очень сопереживаем родителям.

— Родители часто обвиняют детских кардиохирургов в том, что они не смогли спасти их ребенка?

— Когда маленький ребенок умирает от тяжелого рака, все всё понимают, и общественное сознание не будоражится.

Никто не говорит, что врачи — убийцы, никто не обращается в прокуратуру и в Следственный комитет.

При этом почему-то считается, что если у ребенка тяжелый порок сердца и он не выжил, то это какой-то форс-мажор. Обязательно нужно всех наказать, лишить дипломов и желательно выгнать за пределы страны.

Если мы посмотрим на благополучный и хваленый запад, то увидим, что и там у каждого вида порока сердца есть свой процент летальности. Клиники бьются за десятые доли процента, хитрят и лукавят, но этот процент есть у всех и везде.

Бывают сочетания порока сердца с другими тяжелыми проблемами, которые практически всегда оказываются летальными. Когда у ребенка порок сердца и первичная легочная гипертензия (заболевание сосудов легких. — Прим. ред.

), к успеху может привести только пересадка сердца и легких, но и при этих операциях может наступить смерть пациента.

Если кто-то из врачей говорит, что с такими пороками вообще не умирают, — это лукавство. Неправильной хирургии, когда что-то не то или не туда пришили, в последние лет 10–15 уже нет, но проблема сочетанной патологии есть во всем мире.

— Есть ли очередь на операции, которые проводят в вашем отделении?

— Очередей на операции у нас нет. Иногда мы ждем необходимые расходники для проведения эндоваскулярных вмешательств (имплантируемые материалы — искусственные артерии, клапаны. — Прим. ред.).

Они изготавливаются индивидуально под каждого пациента. Но здесь нужно понимать, что пациенты, которым мы проводим эндоваскулярные операции, могут ждать.

Новорожденных мы берем сразу и не требуем, чтобы они к нам приезжали уже полностью обследованные. Все необходимые анализы берем на месте.

В 2016 году Кирилл Горбатиков первым в России провел «взрослую» операцию на детском сердце, а в 2018-м спас жизнь трёхмесячной девочки, у которой обнаружили врожденную опухоль сердца. В конце прошлого года заведующему кардиохирургическим отделением ОКБ № 1 присвоили звание заслуженного врача.

Источник: //pikabu.ru/story/artroskopiya_kolennogo_sustava_4353036

Уход за Суставами
Добавить комментарий